Девочка протыкает свою сиську иглой


Внутри было зябко. Лети, Кумэнзяч, лети сквозь лимфу и пепел! Хороший удар послужит тестом.

Жрец роняет на помост скудную порцию кала, валится без чувств. Замысловатым жестом он касается пластины под сидением стула. Мылкая чёрная влага.

Гадал на разложившихся внутренностях постных бригадиров, а потом бурно кончил на её золотистые пяточки…. Эпъ протыкает шилом раздутое брюхо трупа чуть ниже пупка, выпуская скопившиеся газы. Шеренги жрецов подобно лопастям мельницы молча огибают жертвенный столб, на котором под живым ковром червей и насекомых обвис сочащийся торс человеко-свиньи.

Роковая Личинка ждёт тебя, раскрыв в предвкушении сочащиеся светящейся слизью язвоглотки. Иным ловкачам-мозгоедам с их костяными гарпунами удаётся сбить поджаренную тушу вниз, на пластиковые перекрытия жилых залов. Я этот запах.

Девочка протыкает свою сиську иглой

Теперь он впитывал в себя каждую, мельчайшую самую частицу бытия, словно на ломках пытаясь выжать из ужалившей вену машины последние капли Элексира. А она мне дала понюхать. Гадал на разложившихся внутренностях постных бригадиров, а потом бурно кончил на её золотистые пяточки….

Девочка протыкает свою сиську иглой

Но шум балагана способен увлечь лишь на короткую ночь. Слова вываливались из губ без напряженья, как комья здорового кала. Они набрасываются на дымящуюся добычу и поглощают её, высасывая содержимое слоистых черепов через проколы в глазницах:

Они набрасываются на дымящуюся добычу и поглощают её, высасывая содержимое слоистых черепов через проколы в глазницах: Сквозняк щекотал влажную спину. Постепенно труп мальчиша оседает, высасываемый хуем изнутри.

От них понеслось веселье жестокое, я шагу прибавил, с улыбкой харкая. Следующий жрец вступает на помост. Трупная жидкость из мочевого пузыря перекачивается в почки. Кое-где путь их пересекает силовой кабель, и множество обугленных тел долго еще вздрагивают, расшатывая и без того проржавевшие опоры пожарных ярусов.

И ярость благородная вскипает.

Мы открываем новую страницу в истории кожи. Зубы, бывало, лоснились налётом клейкой дразнящей слюны — сухие теперь, и носик задорный уже не заводит: Лети, Кумэнзяч, лети сквозь лимфу и пепел!

Судорожными толчками Эпъ выбрасывает воздух, нагнетая гнилой сок в мочевой пузырь. Рисунок кидал меченосца в насосы, а рыбий духарь опоздал к палачу. Жрец взвизгивает, из глаз его брызжут слёзы. Лети, Кумэнзяч, лети сквозь лимфу и пепел! Тело Эпъ становится очень горячим, чешуйки шевелятся, словно листва на ветру, слоистая кожа приобретает пепельно-алый оттенок.

Его полёт был долог:

С багровых туш прокаженных лишенцев, что заживо варятся в чанах кипящей рвоты, отслаиваются сочные куски. Девочка ловко хватает его обмякший пенис, отработанным движением заталкивает буж в уретру.

Наконец, от мальчиша остаётся только костяк, обтянутый полусгнившей кожей. Холодной, как карп. И ярость благородная вскипает.

Стержень осветлённого кала вертикально выползает из Основной клоаки, демонстрируя Всеобъемлющую Готовность и Моментальный Отрыв. Насмешка над выбранным законом: Первый жрец всходит на помост, торжественно мастурбируя; девочка ставит кубок на стойку, берёт у него зажатые подмышками буж и клещи.

Эпъ направляет головку в прокол под пупом мальчиша. Поезд подходит к перрону. От них понеслось веселье жестокое, я шагу прибавил, с улыбкой харкая. Вы — трупы, ежели не с нами! Пальцами, выдавливающими псам глаза, ущемляем двойственность выхода. Мы открываем новую страницу в истории кожи. Жрецы застывают на месте, звучат команды:

Шеренги жрецов подобно лопастям мельницы молча огибают жертвенный столб, на котором под живым ковром червей и насекомых обвис сочащийся торс человеко-свиньи. Слова вываливались из губ без напряженья, как комья здорового кала. Губы все пообкусал.

Мы засыпаем горьким песком разграбленную могилу Буревестника. Хороводы заряженных цианидом грызунов с шуршанием вращаются вокруг истекающих сукровицей нутряных подпорок.

Еще в начале полёта, судорожно сглотнув вонючий наждак предрассветного воздуха, он разом опорожнил мочевой пузырь и туго набитый кишечник. С тихим жужжанием гроб уезжает в провал в стене. Утром шагал по осеннему парку. Опустив обонятельный фильтр, он распускает тяжи на паховой диафрагме.

Коричневатые плоды инкубационной заразы мягко шлёпаются в отверстые пасти гигантских младенцев-мутантов. Замысловатым жестом он касается пластины под сидением стула. В бешенной пляске кружатся щёки утыканных железными кольями крыш, в надрывном хрипе извиваются посаженные на колья вредители:



Сексуальные порно hd
Парно гей секс
Секс цены из фильмов lesley sharp
Девушки видео бесплатно смотреть секс
Попасть в дом интернат
Читать далее...